Понедельник, 20 ноября 2017   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору kommerstant.ru
Популярно
20:46, 03 января 2017

Директор «Новой Оперы» Дмитрий Сибирцев: Любой театр нуждается в дополнительном финансировании, оперный — особенно


Дмитрий Сибирцев, директор Московского театра «Новая Опера» им. Е.В. Колобова, художественный руководитель и продюсер арт-проекта «ТенорА XXI века», рассказал в интервью Finam.ru о финансировании театра, гонорарах оперных звезд и о том, почему у «Теноров» нет господдержки.

С какими, по вашему мнению, экономическими и организационными проблемами сталкиваются сегодня российские театры? Какие основные экономические задачи стоят перед вашим театром – «Новой Оперой»?

— В основном, проблемы те же самые, что и раньше. Любой театр нуждается в дополнительном финансировании, оперный — особенно. Мы все понимаем, что создать оперный спектакль в финансовом плане гораздо сложнее, нежели драматический. Оркестр, хор, солисты, миманс — это очень большое количество участников спектакля. А так как большинство опер написано на исторические сюжеты, то и производство декораций и костюмов выливается в серьезные суммы.

Оперные постановки достаточно затратны. Есть ли у театра государственная поддержка? Поддержка меценатов? Может ли театр в России сегодня существовать только на доходы от продажи билетов?

— Нет, не может. Театр должен руководствоваться интересами зрителей, а их покупательная способность сейчас невелика. Мы умышленно «держим» цены на билеты в пределах доступного, не повышаем их. Именно поэтому многие истинные поклонники оперного искусства могут позволить себе довольно часто ходить к нам. Если говорить про «Новую Оперу», то наш театр существует, прежде всего, на средства, которые выделяет нам наш Учредитель — Департамент культуры г. Москвы. Это — очень солидная помощь.

В условиях сокращения госбюджета и урезания расходов на культуру, как ваш театр справляется с экономическими задачами? Как театр расходует деньги, каких принципов придерживается? С какими банками сотрудничает – как выбирает экономических контрагентов? Есть ли зависимость театра от курса валют?

— Сразу хочу сказать, что наш театр продолжает получать финансирование от Департамента культуры г. Москвы в том же объеме, что и раньше. Поэтому трудностей с выплатами заработной платы, с коммунальными платежами мы не испытываем. По зарплатному проекту мы сотрудничаем со Сбербанком России. Изменение валютного курса сказывается только на постановочных расходах и гонорарах приглашенных артистов.

Различаются ли гонорары у солистов оперы в России и за рубежом? С началом экономического кризиса в России уменьшились ли заработки артистов?

— Здесь ситуация парадоксальная: большие звезды оперы русского происхождения, сделавшие свою карьеру на Западе, существенно завышают в России свои гонорары. А вот те, кто постоянно работает здесь, наоборот, получают за спектакли в мировых театрах намного больше, чем дома. Именно поэтому я и отпускаю солистов Новой Оперы на их личные гастроли за пределы России.

Вашему арт-проекту «ТенорА XXI века», объединившему десять ведущих солистов престижных московских и европейских оперных театров, уже десять лет. В чем уникальность проекта с точки зрения музыки и творческого процесса и с точки зрения продвижения, популяризации оперной музыки?

— Давайте начнем с того, что проект «ТенорА XXI века» к опере имеет лишь то отношение, что в нем собрались солисты оперных театров. Но!!! — умеющие с одинаковым успехом исполнять музыку любого стиля, направления, эпохи. Непосредственно, оперный репертуар занимает в нашем творчестве очень небольшое место. За 10 лет мы сделали около 50 программ, дали свыше 2 000 концертов с абсолютно разным репертуаром. Зритель, который собрался прийти на наш концерт, должен внимательно читать наши афиши, отдавать себе отчет в том, что его совершенно необязательно ждет «Песенка Герцога» или «Ария Ленского». Он может попасть на «We will rock you» или на «Ехал я из Берлина», на «Королеву красоты» или «Песенку Мамонтенка», на «Дорогу без конца» или Besame Mucho. А популяризация оперной музыки — она есть, хотя бы потому, что весь этот репертуар поют именно оперные певцы.

Насколько проект популярен у зрителей и насколько эффективен с экономической точки зрения? Есть ли у проекта государственная поддержка? Какие особенности в организации концертов оперных исполнителей существуют в России?

— Мы умышленно не просим государственной поддержки, потому что хотим делать только то, что близко нам с творческой точки зрения. Выполнение разного рода госзаданий — это не наш путь. Мы и создавались только для того, чтобы существенно расширить свои репертуарные рамки, получать от этого удовольствие и эту радость передавать зрителям. Что касается экономики — если мы существуем уже более десяти лет, значит, это выгодное предприятие.

Кто является зрителем вашего театра и проекта «ТенорА XXI века» – гражданам с каким уровнем дохода доступны спектакли и концерты?

— На спектакли театра ходит абсолютно разная публика. Наш постоянный зритель может посетить одну и ту же оперу несколько раз в сезон. А кто-то ходит только на премьеры. Ценовую категорию каждый себе выбирает сам. Главное — это то, что для нас не существует различия между зрителями. На «Теноров» в провинции ходит публика среднего достатка, а вот в Москве за билет на наш концерт могут отдать до 10 тысяч рублей.

Проект «ТенорА XXI века» много гастролирует – с какими трудностями при организации гастролей вы сталкиваетесь? Успешны ли гастроли с точки зрения доходов? Ездит ли ваш театр «Новая Опера» на гастроли?

— Для «Теноров XXI века» любые гастроли являются коммерческими, это способ заработать деньги. Трудности возникают только тогда, когда организаторы гастролей пытаются экономить на условиях выполнения условий нашего бытового райдера — перелетах, отелях и т. д. Это абсолютно неприемлемо, это может стать причиной отмены концерта. Гастроли театра — дело иное. Бывают привлекательные с финансовой точки зрения предложения, когда все расходы по гастролям несет принимающая сторона, а бывают фестивальные проекты, где мы не можем обойтись без поддержки нашего Учредителя. Такие поездки больше рассчитаны на поднятие имиджа театра, который способен достойно представить столичное искусство в городах нашей страны и за ее пределами.

Будучи директором театра, вы больше себя чувствуете бизнес-управленцем или творческим человеком? Необходимо ли какие-то экономическое образование для руководства театром?

— Я уже пятый год сочетаю и то, и другое. Судя по тому, что и театр, и теноровый проект достаточно успешны, мне хватает моего музыкального образования и хорошей «команды».

Вопрос о личных финансах. Сегодня много внимания уделяется развитию финансовой грамотности населения. Как бы вы оценили ваши личные знания о финансах и знания ваших коллег, артистов и других представителей театральной среды?

— Артисты — люди доверчивые и беспечные, мы часто становимся заложниками собственной щедрости и недальновидности. Некоторым из нас не помешали бы управляющие нашими финансами помощники. Лично мне, конечно, пришлось серьезно изучить эту сторону нашей жизни, и сейчас я могу сказать, что знаю о деньгах многое.

Какая стратегия ближе лично вам – сберегательная или инвестирование? Инвестируете ли вы свои личные средства в проекты, связанные с оперой и в целом с классической музыкой? Вкладываете ли вы в финансовые рынки, недвижимость, какие-то другие инструменты инвестирования? Если говорить о будущем, как вы считаете, какие объекты инвестирования кажутся вам наиболее перспективными и почему?

— Помните закон продюсера — никогда не вкладывайте свои личные средства в проекты! Каюсь, но я иногда вкладываю. Для меня художественный результат иногда важнее финансового. Что касается вложений в рынки, недвижимость и т. д., то здесь я предпочитаю не рисковать. Более того, считаю, что заработать можно только своим умением что-то профессионально делать. Я умею играть на рояле, петь и осуществлять руководство коллективами. Этим и зарабатываю.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2017 Инвестиции. Дивиденды по акциям. Волновой анализ рынка
Поддержка: 73q.ru